СОЛО ДЛЯ БОЛЬШОГО ГОРОДА

Наталия КОЛЕСОВА

Гамлет — Виктор Авилов, Клавдий — Валерий Белякович
Фото Сергея Львова


Московский театр-студия на Юго-Западе:
образован в 1977 году;
из 60 студийцев – всего двое профессионалы; средний возраст артистов – 26 лет;
за 9 лет существования – более 20 спектаклей;
ежегодно – 4 премьеры;
расположен театр в Гагаринском районе Москвы

ВНАЧАЛЕ БЫЛО ДЕЛО

Театр построили своими руками. Когда Валерий Белякович (основатель и руководитель театра) с друзьями, одноклассниками своего брата Сергея и ребятами из Театра юного москвича при Московском Дворце пионеров и школьников, где Валерий вел группу, решили создать театр, пришлось начинать с нуля. Сначала появилось помещение: полуподвал жилого дома переоборудовали в зрительный зал из семи рядов, со сценой и небольшим коридором-фойе. Костюмы к первым спектаклям, мебель, музыкальные инструменты дарили отзывчивые местные жители: физически сильному Сергею Беляковичу подарили, например, маленькую шкатулку с «драгоценностями», а миниатюрной и хрупкой Гале Галкиной — большое старое пианино. Шкаф, вокруг которого разворачивается действие спектакля «Женитьба» Гоголя, был найден на свалке старой мебели, и не только шкаф... Пока помещение принимало вполне законченные театральные очертания, шли занятия по основам актерского мастерства: сценическая речь, движение, этюды, упражнения на развитие воображения.
Только собственноручно выстроенные актерами стены театра знают, как интересно и трудно было учиться начинающим актерам, как мучительно, но и весело проходили уроки. И сколько понадобилось упрямства и выдумки, чтобы выпустить премьеру — вечер старинных русских водевилей «Уроки дочкам»! Готовясь к премьере, нарисовали огромные рекламные афиши, обклеили их всеми имеющимися фотографиями и вывесили у метро «Юго-Западная». В афишах говорилось, что театр-студия на Юго-Западе приглашает на спектакль всех желающих, а билеты можно получить в театре по адресу проспект Вернадского, 125. К началу спектакля пришло человек пятнадцать. Ощущение, что премьеру придется играть при пустом зале, было не из приятных. И тогда молодые актеры в разноцветных рубахах, сарафанах, лаптях высыпали на улицу. «Хотите посмотреть спектакль?» И в ответ на удивленные взгляды местных жителей, которые не помнили, чтобы в их районе когда-нибудь был театр, отвечали, что теперь театр есть.

ЛИДЕР

Валерий Белякович — руководитель молодого театра. Он имеет два диплома о высшем образовании: учителя русского языка и литературы и режиссера. Педагог и художник сочетаются в нем органично, дополняя друг друга и формируя оригинальный стиль работы. Постановки театра-студии отличает предельная выявленность и заостренность основной идеи, которая целенаправленно развивается, а все лишнее сводится на нет. Спектакли Беляковича очень динамичны и «пропитаны» музыкой. В них почти нет декораций, а фигура актера всегда выводится на «крупный план». В спектакле ощущается упругая внутренняя сила, которой, надо сказать, отмечена и личность режиссера. Естественность лидерства Беляковича в театре заложена в самой природе его отношения к делу. Для всех он непререкаемый авторитет, ему верят, потому что знают: театр — это единственное, что есть у него в жизни.
Помимо основного занятия — режиссуры, Валерий Белякович выступает и в качестве актера, и администратора, и художника по свету, он даже музыкой «заведует». А важнее всего то, что он воспитывает свою труппу, заботится о духовном, нравственном воспитании своих ребят.
Режиссура Беляковича рельефна, резка. Световыми лучами из полумрака сцены выхватываются герои спектакля. Но ни о каком однообразии говорить не приходится. Просто у театра нет возможности (да и желания) поставить декорации, отделить сцену от зрителя занавесом. Свет выполняет множество функций: освещает актера, акцентирует на нем внимание, обозначает место действия, способствует смене картин и создает определенный эмоциональный настрой. Свет и звук поддерживают внутренний мир спектакля, мы ощущаем его нерв. Зрителю всегда интересно на спектаклях Беляковича. Каждая постановка театра дополняется точно найденным музыкальным оформлением. Но было бы неправильно считать музыку фоном, она действующее лицо любой постановки. Стремительные мелодии Ж.-М. Жарра сопровождают Мольера, колдовские звуки ансамбля «Крафтверк» сгущают тревожную атмосферу «Игроков» Гоголя, страстная труба Эдди Кэлверта рассказывает печальную историю любви героев «Трех цилиндров» М. Миура. И сейчас от музыкального оформления спектакля режиссер сделал шаг к музыкальному построению спектакля.
В чем причина успеха этого молодого театра-студии? Сам Белякович называет несколько равнозначных компонентов: полная отдача в работе («у нас никто никогда не халтурит»), по-настоящему талантливые, увлеченные актеры, принципиальность в отборе репертуара. На мой же взгляд, самое главное здесь — режиссура. Белякович-режиссер остро чувствует время, его запросы и «болевые точки», его спектакли будят любопытство, будоражат. Кстати сказать, мы уже привыкли к тому, что главных режиссеров назначают. В данном случае произошло «самоназначение» лидера, его естественное возникновение.
Но вернемся к вопросу о репертуаре, он заслуживает, чтобы о нем сказали особо: сейчас в афише театра более 20 спектаклей. Каждый зритель может найти здесь постановку «для себя» (диапазон от фарса до трагедии, от бытовой драмы до диско-спектакля). Основной творческий принцип, которого тут придерживаются, — разнообразие. Белякович поставил всю драматургию Гоголя — «Женитьбу», «Ревизора», «Игроков», «Владимира III степени»; 40-летию Победы он посвятил спектакль «Русские люди» К. Симонова; «Мольер» по «Кабале святош» М. Булгакова может быть признан пока что единственной в Москве удачной постановкой пьесы; «Театр Аллы Пугачевой» и «Встреча с песней» — шоу, на которых вы, смеясь над пародиями, стопроцентно поднимаете настроение; «Дракон» Е. Шварца и «Носороги» Э. Ионеско суровы и тревожны; «Гамлет» не только первая встреча со стихотворным текстом, но и попытка осуществления нового стиля постановки, акцентирующей внимание на трагической коллизии. И это только часть, а в афише — имена В. Шукшина и Ж. Ануйя, А. Казанцева и Э. Олби, М. де Гельдерода, Э. Ветемаа, К. Гольдони, М. Миура, Л. Корсунского и Г. Боровика.
Каждую неделю приходят в молодежный коллектив люди с просьбой «записать в театр» — кем угодно. Актерский состав труппы, которую режиссер увеличивает очень придирчиво, включает мастеров на все руки. Женщины шьют костюмы и работают осветителями, мужчины монтируют спектакли, дежурят на входе морозной зимой. Порядок в театре поддерживают все. С чего начинается работа над спектаклем и как она проходит, знают только режиссер и занятые актеры, посторонним присутствовать на репетициях нельзя. То, что называется в профессиональном театре «застольным периодом» (разбор пьесы, чтение по ролям), Белякович вообще не включает в процесс подготовки: сразу — на сцену, под луч прожектора, сразу — в «шкуру» своего персонажа. И когда уж работа началась, никто не будет знать отдыха: репетиции до ночи, чтобы успеть на последний автобус, а сам режиссер может вообще жить в театре неделями.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Режиссер театра-студии имеет свою установку на взаимоотношения в труппе: здесь все равны, нет «звезд» в театральном смысле слова. Все дежурят, следят за чистотой. Как правило, от ролей никто не отказывается, будь то выход на «Кушать подано!» или изображение народа, который толпится и безмолвствует. У Беляковича актеры редко мечтают о какой-либо роли, хотя некоторые, так и не дождавшись своего часа, из студии уходили. Валерий Белякович умеет опережать актерскую мечту. Почти каждому из своих ребят он предоставляет возможность выступить соло, каждый имеет спектакль, роль в котором становится для него «звездным» часом: «Школа любви» Э. Ветемаа для Ирины Бочоришвили, «Трактирщица» К. Гольдони для Ольги Авиловой, «Самозванец» Л. Корсунского для Сергея Беляковича и Олега Задорина, «Три цилиндра» М. Миура для Надежды Бадаковой и Алексея Ванина. И тогда названия спектаклей вызывают у завсегдатаев театра ассоциации с определенным исполнителем.
Трудностей немало, но театр молод, а режиссер, актеры и зрители знают: многое — впереди.
А теперь давайте познакомимся с несколькими молодыми актерами, которые формируют лицо этого театра.

Виктор Авилов

Встреча Авилова с Беляковичем произошла давно. Виктор Авилов учился в одном классе с младшим братом Валерия Беляковича — Сергеем (сейчас одним из ведущих актеров театра). Эта встреча для Авилова стала началом жизни в театре, обретения призвания и привела к роли Гамлета: вряд ли нужно пояснять, что означает эта роль для любого артиста.
Для Беляковича встреча с Авиловым во многом определила его дальнейшее творческое развитие и режиссерский диапазон — он нашел своего актера.
Авилов — актер редкого дарования. Это без преувеличений. От природы ему дана необычная, задерживающая внимание внешность, которая сама по себе обладает каким-то даже гипнотическим воздействием на зрителя. Он очень работоспособен и не жалеет себя, играя, если нужно, по два спектакля в вечер. Когда Авилов на сцене, его персонажам нельзя не верить, он верит им сам, отдавая им часть своей души.
«Ланцелот — моя любимая роль. Нужно иметь право играть ее», — говорит Авилов о своем герое из сказки Евгения Шварца «Дракон». Ланцелот — странствующий рыцарь, спасший жителей сказочного города от злобного дракона, а потом избавивший их от всего дурного, что осталось в человеческих душах после сотен лет жизни под гнетом коварного чудовища. Герой Авилова очень прост, добр, бескомпромиссен. Актеру удается сконцентрировать в словах Ланцелота такую убежденность, что они каждым воспринимаются лично. И когда вы слышите финальный монолог первого действия: «Это можно — не обижать вдов и сирот. Жалеть друг друга тоже можно. Не бойтесь! Жалейте друг друга. Жалейте — и вы будете счастливы!» — у вас сжимается горло.
Он играет героев ярких, комедийно-ослепляющих или драматически-поражающих, всегда обаятельных, всегда цельных. Мольер из одноименного спектакля по пьесе Михаила Булгакова «Кабала святош» стал первой действительно драматической ролью Авилова и началом его творческого роста. Мольер многолик, многозначен: он и директор театра Пале-Рояль, и актер, и драматург, но главное — он человек гениальный. Он Мастер театра и поэзии. Актер играет Мольера на таком накале, о котором трудно рассказать, — это надо видеть, этому надо сопереживать. Отдаваясь велению своего театрального гения, Мольер Авилова не мыслит жизни без театра. Театр — его судьба и страсть, актеры — его семья. И жить он может только в атмосфере дружной актерской братии, она поддерживает его в трудные моменты, понимает и прощает. Мольер велик, потому что он отстоял, как мог, свое достоинство человека и писателя, не изменил товарищам и делу. Смерть настигла его на сцене, и когда оборвалась музыка, сопровождавшая его последнее выступление, и он упал, вы поняли: умер гений.
Мольер стал для Авилова школой постижения драматического характера и ступенью к самому важному пока свершению театра-студии — главной роли в спектакле «Гамлет». Постановка «Гамлета» на Юго-Западе была невиданной дерзостью: казалось, что и режиссер, и театр слишком молоды для осуществления этого замысла. Но дерзость (или бесстрашие) — в характере Беляковича. И хотя постановка во многом спорная, на данном этапе «Гамлет» — самое значительное, на мой взгляд, достижение режиссуры Беляковича и актерского таланта Авилова.
Он узнаваем во всех своих ролях (играет без грима) и каждый раз поразительно похож на изображаемого персонажа: Мольера, Кочкарева, Броньку Пупкова или Князева (персонажей рассказов В. Шукшина). Каждая роль Авилова наполняется собственным внутренним содержанием, и это придает ей особую убедительность.
Он имеет право играть своих героев.

Вячеслав Гришечкин

Он единственный, кроме самого Валерия Беляковича, человек в театре, имеющий профессиональное образование, окончил актерский факультет ГИТИСа. Но после четырех курсов института для него не стояло вопроса, где работать, — конечно, в студии, конечно, на Юго-Западе. Гришечкин занимался в группе Беляковича еще в Театре юного москвича. Он не мыслит себя в ином театре и с другим режиссером, так как твердо убежден, что его режиссер — «самый-самый»: самый интересный, самый необходимый ему как актеру.
Режиссер сразу нашел, как и где использовать выразительный голос актера, его ярко выраженное стремление к гротеску и великолепную контактность, которой тот никогда не терял на сцене. Спектакль по пьесе Евгения Шварца «Дракон» поставлен Беляковичем как сказка-памфлет. В нем сплетаются лирические волшебные мотивы и сатирические нападки на приспособленчество, скрывающее циничное попрание свободы личности. Гришечкин исполняет в «Драконе» роль Бургомистра: карьериста, достигшего высот на несчастье своих сограждан, умелого актера, прикидывающегося сумасшедшим, и жестокого тирана, чувствующего свою безнаказанность.
В некоторых спектаклях студии состав исполнителей поддается варьированию, заменам. Но в «Драконе» постоянно трио: Бургомистр — В. Гришечкин, Ланцелот — В. Авилов, Генрих — А. Ванин. Поэтому, когда Вячеслав ушел служить в армию, спектакль пришлось временно снять — молодой актер оказался незаменимым. А как, наверное, памятен ему осенний день, когда его друзья приехали в часть с представлением «Театр Аллы Пугачевой» — подарком другу и его товарищам по службе.
Обаяние — главная, пожалуй, черта персонажей, исполняемых Гришечкиным. Молодежная, самая отзывчивая часть зрителей всегда найдет в его героях живое зерно — постоянно движущийся блестящий характер. Няня Василиса из старинного русского водевиля, персонажи композиции по рассказам А. Чехова, дофин Карл («Жаворонок» Ж. Ануйя), — все они не просто живут рядом, зал воспринимает их не как действующих лиц представления, а как остроумных собеседников. Но кто знает, может быть, скоро мы увидим Вячеслава Гришечкина в абсолютно новом для него амплуа?

Галина Галкина

Когда Саша Глебова, героиня драмы А. Казанцева «Старый дом», шла на последний школьный экзамен, она не подозревала, что этот день станет последним днем ее детства и первым днем взрослой жизни. В этот день она сделала выбор — бесповоротно решила стать актрисой — и потеряла самое дорогое на свете — первую юношескую любовь. Любовь к Олегу оказалась первой и последней в ее жизни.
Галина Галкина проживает судьбу своей героини: ее трудные взаимоотношения с пьяницей-отцом и забитой матерью, ее первую любовь, растоптанную местными «блюстителями нравственности», ее отказ простить предательство любимого человека, равный отказу от счастья на всю жизнь. Спектакль «Старый дом» и его главная героиня достоверны. Люди, пережившие время коммуналок, соседских склок и великодушных примирений, узнают свое прошлое иногда с улыбкой умиления, иногда с внутренним содроганием. А другие, ощущая по реакции соседей правдивость происходящих событий, понимают, что перед ними развернулся кусок нашей жизни, уже уходящей в прошлое...
Галина — одна из самых молодых актрис театра и одновременно его ветеран, она находится здесь со дня основания студии. Она же — первая исполнительница многих ролей: Арманды в «Мольере» М. Булгакова, Эльзы в «Драконе» Е. Шварца, Жанны д'Арк в «Жаворонке» Ж. Ануйя.
Жанна д'Арк — жаворонок Франции, воплощение простоты и величия подвига. Миниатюрная девушка с низким, мягким голосом завораживала скрытой в ней огромной силой и верой. Она шла к своей цели — получить войско и броситься во главе его в битву за родину, — твердо зная, что в этом ее предназначение. С каждым новым препятствием, казалось, силы ее крепли, а воля сокрушала все преграды. Фигура Жанны в исполнении Галины Галкиной — не ожившая легенда, она воплощение гения.
А после спектакля Галина Галкина быстро исчезает. Куда? Домой. Там ждут ее две маленькие дочки, Аня и Оля, — более трудная часть ее жизни.

ИХ ЗРИТЕЛЬ

Это особая категория в театре — «свой» зритель. Он был у молодого МХАТа, у начинающего «Современника» и уже зрелой «Таганки». «Свой» зритель есть у конкретных режиссеров, актеров. На Юго-Западе «свой» зритель — это почти весь зал (кстати, совсем не так много — всего 125 человек). Кто эти люди? Местные школьники — они готовы ходить сюда каждый день — живут в соседних домах и выросли рядом с этим театром. Студенты — часто они приезжают со всех концов Москвы. Молодежи в зрительном зале много, но и взрослые люди не обходят вниманием молодой театр.
Что же дает театр молодому зрителю? Ребята не просто ходят на спектакли, они начинают интересоваться театром вообще. Если у Беляковича идет одноактная пьеса М. де Гельдерода «Эскориал», они достанут сборник пьес и прочтут все; если здесь поставили «Мольера» М. Булгакова, они пойдут в «Современник» смотреть «Кабалу святош», а заодно и во МХАТ на «Дни Турбиных» и «Бал при свечах» (инсценировка по мотивам «Мастера и Маргариты»). Театр формирует их эстетические взгляды, заставляет трудиться их души, воспитывает интеллект.
К зрителю в Театре-студии на Юго-Западе относятся бережно. Его уважают. Откроется дверь, и дежурный по входу обязательно произнесет: «Добрый вечер! Пожалуйста, проходите». Вас встретят, дадут программку, помогут отыскать свое место. Для безбилетных поклонников — а они есть всегда — подставят сбоку раскладные стульчики и расстелят по полу перед первым рядом ковер. Вы гость в этом маленьком зале. А когда начнется спектакль, вы можете заметить девушку-дежурную, которая стоит в проходе и, прижавшись к стене, напряженно следит за действием, хотя наверняка знает все наизусть. А закончится спектакль, и, оставляя в книге отзывов добрые слова, зрители обязательно интересуются, какой спектакль будет завтра. Словом, театр воспитал своего зрителя, он его создал, и есть надежда, что никому его не отдаст. А зритель говорит только одно: «У нас один театр в районе, но зато какой!»

Смена, № 14 (1420), июль 1986




О проекте Купить диски Фото Сценарии Воспоминания Дневники Читалка Новости