ГАМЛЕТ


Гамлет — Виктор Авилов, Клавдий — Валерий Белякович
Фото Сергея Львова, «Смена», 1986, № 14



Первый выход двора
Гертруда — Лариса Уромова, Клавдий — Валерий Белякович, Лаэрт — Алексей Ванин
Фото Ларисы Орловой, спектакль в Олимпийской деревне, 25 сентября 1989 г.


Встреча с Призраком

Гамлет — Виктор Авилов


«О небо! О земля! Кого впридачу?»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.


«Помнить о тебе? / Да, бедный дух...»
Фото Елены Исаевой, 25 ноября 1989 г.


«Успокойся, мятежный дух!»
Фото Елены Исаевой, 25 ноября 1989 г.


«Ага, старик, и ты того же мненья!»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.


«Порвалась дней связующая нить.
Как мне обрывки их соединить?»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.



Гильденстерн — Александр Задохин
«Почтенный принц!»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.


Розенкранц — Алексей Мамонтов, Гамлет — Виктор Авилов
«По счастью, наше счастье не чрезмерно. / Мы не верхи на колпаке фортуны.»
Фото из личного архива Алексея Мамонтова


Розенкранц — Алексей Мамонтов, Гамлет — Виктор Авилов
«О Боже, заключите меня в скорлупу ореха, и я буду чувствовать себя повелителем бесконечности...»
Фото Ольги Федоровой, 25 ноября 1989 г.



Гамлет — Виктор Авилов
Офелия: «Принц, у меня от вас есть подношенья, / Я вам давно хотела их вернуть. / Возьмите их.»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.


«Ваши руки, товарищи!»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.



Офелия — Надежда Бадакова
Второй выход двора («Мышеловка»)
Фото из личного архива Алексея Мамонтова



Актер (Королева на сцене) — Олег Задорин, Гамлет — Виктор Авилов
«Объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня, но играть на мне нельзя.»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.



Гертруда — Лариса Уромова
«Что теперь мне делать?»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.



Офелия — Надежда Бадакова
«Вот розмарин. Это для памятливости. Возьмите, дружок, и помните.»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.


«Но, Робин, родной мой, / Вся радость моя. / Неужто он не придет, / Неужто он не придет?»
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.


Гертруда о смерти Офелии

Когда Гертруда в ужасе рассказывала про гибель Офелии, зритель как бы воочию видел все, настолько пластичен был этот рассказ. Странным образом, в этой сцене Гертруда — Уромова становилась неуловимо похожа на Офелию — Бадакову (хотя трудно найти два более несхожих типа — и по внешности, и по актерскому темпераменту). В лице королевы изображался ужас, некий намек на безумие проступал в искаженных чертах. «А сук и подломись!» — восклицала она и действительно виделся этот сук, эта раскидистая старая ива, набухшее от воды, отяжелевшее платье Офелии, рассыпавшиеся цветочные гирлянды, уносимые потоком... Все это словно отражалось в сверкающих глазах Гертруды, и в этом была истинная магия театра.
(Pendragon. Актеры, которые в театре уже не играют: Лариса Уромова.
По материалам форума Театра на Юго-Западе)


«Над речкой ива свесила седую / Листву в поток. Сюда она пришла / Гирлянды плесть.»


«Взялась за сук, а он и подломись!»


«Она из старых песен что-то пела...»

Гертруда — Лариса Уромова
Фото Ларисы Орловой, 25 ноября 1989 г.



«Откуда кровь, милорд?»
Фото Константина Горячева



«О, если б только время я имел, / Я столько бы сказал...»
Фото из личного архива Алексея Мамонтова


Японские гастроли 1990 года

Буклет | Хроника




Вернуться к содержанию фотогалереи